delovaya_vyatka (delovaya_vyatka) wrote,
delovaya_vyatka
delovaya_vyatka

Categories:

Вторая древнейшая?!

Ретро-коллаж из моих журнальных цитат с моими же, но уже сегодняшними размышлениями



Текст // Валерий ФОКИН

Во избежание недоразумений сразу же вынужден огорчить читателей: никаких сексуальных подтекстов, несмотря на заголовок и первый эпиграф, в этой статье нет.

И «вторую древнейшую» по отношению к отдельным журналистам я определяю не по гендерным (вставил-таки моднющее словечко!) признакам и даже не по уровню профессионализма и таланта, о коих зачастую и говорить-то неуместно, а по степени «отдачи» хозяину в лице альфа-самца регионального масштаба путём восхваления его мнимых достоинств в прессе за материальные блага или воздаяния в виде различных наград, премий и званий, или в конце-то концов за возможность спокойного не безбедного существования в медиа-сообществе с карьерной перспективой.
Не стану тягаться с самым крупным специалистом широкого профиля (печатные, радийные и электронные СМИ) по собиранию информационной грязи: толкование сплетен и слухов - не моя аналитика. Так что считайте всё, далее высказанное, рычанием или ворчанием «монстра вятской журналистики» (характеристика, данная мне печатно «Вятским наблюдателем» ещё в годы моего пресс-секретарства), то есть мнением СУГУБО ЛИЧНЫМ.

Василий - лучший мой друг в Разбойном Бору и его окрестностях лихо подрулил на своём оранжевом мотоцикле с коляской к самой ограде. Скинул на ходу в сенях обувку и вбежал в избу с почти победным торжествующим криком: «Слышал?! Никитку арестовали!!!» Хотя витающий слишком высоко спутник на мою триколоровскую тарелку местные телеканалы не транслировал (в чём, пожалуй, было больше плюсов, чем минусов), новость об аресте при получении взятки губернатора Кировской области Никиты Белых была явно не областного масштаба. Ещё бы! Ведь о его назначении на эту должность сама «Нью-Йорк Таймс» на первой полосе сообщала. Поди, и сейчас не оставят без своего кураторского внимания, выдав что-нибудь вроде «усиления репрессий против либерального крыла российской политической элиты». Да нам-то, как в давнем советском анекдоте: «Нехай клевещут!» Я уже из новостей ЦТ впитал это, вроде как бы неожиданное, но подспудно лично мной давно ожидаемое известие. Однако Василию не терпелось разделить именно со мной тоже давно жданную им , впрочем, не им одним и не нами одними, радость. Вот потому с ходу смачно стал пересказывать живописные подробности увиденного криминального телеклипа: «Он денежки берёт, а они меченые. Бог шельму метит!»
Не охлаждая душевный порыв своего товарища, я всё же усадил его за стол, доковылял с костылём до холодильника и обратно. «Ну - за справедливость!» - вырвалось у нас одновременно. А Василия вдруг понесло: «Вот теперь тебя наградят. А что! Кто с ним боролся? Пушкин что ли?!» Тут уж я не слишком весело, но с чувством выполненного гражданского долга, засмеялся от абсурдности предположения о награде и своевременности упоминания классика. «Да, Василь, Пушкин мне помогал!»

РЕТРОСПЕКЦИЯ («ДВ» №99, 2014)
«Бесцеремонное зомбирование электората всеми скупленными на корню местными СМИ плюс мощнейшее использование административного ресурса (вспомните «добровольный сбор подписей»), за нынешнюю жёсткость получившее остроумное название «новая антоновщина», боюсь, сыграют свою роковую для моих земляков роль. И всё же хотел бы, чтоб после 14 сентября главный глобализатор вятского края смог согласно предсказанию своего любимого поэта (не Пушкина, разумеется): «Почувствовать себя Ариной, / Печальной няней не у дел». Хотя и Александра Сергеевича не грех вспомнить («Дубровский», глава XIX): «Он собрал всех своих сообщников, объявил им, что намерен навсегда их оставить, советовал и им переменить образ жизни… Вы разбогатели под моим начальством, каждый из вас имеет вид, с которым безопасно может пробраться в какую-нибудь отдалённую губернию и там провести остальную жизнь в честных трудах…»


Так, почти по Пушкину, всё и случилось, хотя и позже на два года (ох, чего они стоили нам, вятским!). Барин (пусть и не по своей воле) оставил своих сообщников, и они «безопасно» подались в другие губернии. Правда, насчёт «честных трудов» сомневаюсь. Так ведь на криминале сподвижники Белых пока (надеюсь всё-таки, что только ПОКА) не попались. А развал экономики и социальной сферы с ухудшением положения народа из-за непрофессионализма руководителей сейчас у нас преступлением не считается. И депутаты ОЗС не унтер-офицерские вдовы, чтоб самим себя высечь и сделать запоздалые депутатские запросы в правоохранительные органы. Или вернуться к юридическим и финансовым аспектам перехода собственности местных СМИ.
РЕТРОСПЕКЦИЯ («ДВ» №88, 2013)
«Всё на продажу». Неужели именно эти слова станут символом нашего времени, наших СМИ? Как удобно сразу купить готовое - от «Кировской правды» и «Вестей» до «Вятского наблюдателя».В свете долгосрочного проекта и само выражение «медиасообщество» обретает некий подтекст. «Всё они сообщники, все повязаны, все работают на общак».


Не менее чревата отдачей в плечо, как при неумелом выстреле, и гипотетическая попытка ОЗС в целях ликвидации катострофических последствий разобраться с гайдаровско-матвеевским наследием. Почему бы господину-товарищу Туруло не только «в телевизоре светиться» со своими рассуждениями о «политической проститутке», но и (перехожу на канцелярит) «инициировать постановку вопроса о рассмотрении». Чего? Мер по ликвидации последствий деятельности Гайдар . Пришло время дезактивации местности. И раз уж остальные утверждённые высоким законодательным собранием «вицы» вовремя смылись, провести бы депутатские слушания «серенького кардинальчика» Веснина, судя по прессе, остающегося ещё в нашем областном центре (интересно, кстати, как досталось ему здесь жильё?!), о денежных средствах, израсходованных на безудержный пиар губернатора, грубо прикрытый формулировкой «повышение имиджевой привлекательности Кировской области». Кстати, заодно с ним - и тех, кто голосовал за выделение финансовых средств на эту строку в бюджете. Или непомерный долг области, так и не прояснённый конкретно и доказательно, куда пошедший и на что потраченный, на всех жителей области раскинуть? И на детишек их?! И на внуков?!! Не поздновато ли самые смелые депутаты, как на дот с убранным из него пулемётом, грудью бросились на нашу защиту: «Население не должно платить за просчёты предыдущей команды!» Но ведь долг есть долг - платить кто-то должен. Кто? - вот в чём вопрос.
Где те, кто славил Никиту Юрьевича, кто выходил на митинги в его поддержку с транспарантом «С Никитой Белых «быстрее, выше, сильнее», кто восторженно смаковал его, зачастую не такие уж и бесплатные для облбюджета, столичные пиар-акции, как подавали их мгновенно откликавшиеся местные СМИ? Может, как раз всем им в духе не менее восторженно воспетых ППМИ «самосфинансироваться» и «самообложиться» - скинуться на погашение кредитов их героя?! Врио губернатора Игорь Васильев без обиняков заявил, выступая с бюджетным посланием на заседании ОЗС 27 октября: «Чтобы отдать все долги и выйти «в ноль», например, с ежегодным темпом роста экономики в 10%, нам понадобится не менее 10 лет... Путь из нашей долговой ямы усыпан даже не острыми шипами, а ржавыми гвоздями и битым стеклом». Отмашку дали - и пошла писать губерния. Кое у кого при врио губернатора вдруг голос прорезался. Да ведь не все и при прежнем молчали про «ржавые гвозди и битое стекло».

Внимая сообщениям о прибытии к нам вместе и вслед за врио губернатора всё новых и новых ранее незнакомых для Вятки руководителей области, невольно обращусь к её истории. В январе 1919 года в Вятку была направлена срочно образованная партийно-следственная комиссия во главе со Сталиным и Дзержинским для расследования причин сдачи Перми и принятия мер к восстановлению положения в этом районе. Оперативно чрезвычайными жёсткими мерами (а какие могли ещё быть в той обстановке?!) боеспособность Восточного фронта была восстановлена, что уже в феврале позволило перейти в наступление. Жаль, что ныне вместе с новыми назначенцами не прибыла к нам и новая комиссия. Следственная! «Кто же у нас после Белыха и Гайдарихи порядок-то наконец наведёт?!» Нельзя допустить, чтобы этот отнюдь не застольный вопрос моего товарища и тысяч наших с ним земляков остался риторическим.

Как я всё опошлил

«На свете счастья нет, а есть покой и воля...» Ну куда нам без Пушкина! А мне - без Разбойного Бора. Покой и воля, как раз, там и есть. А вот Интернета нет. Вернее наполовину он всё же есть: почта и комменты на мою страницу в Фейсбуке приходят, а открыть их невозможно. Да ещё после того, как в специально привезённую мной и не без труда установленную братом антенну шарахнуло молнией. А потому, вернувшись в октябре в город, я стал чистить свой планшет от всего лишнего. И в ходе трудов наткнулся на свой комментарий от 16 декабря прошлого года к своему же снимку с телеэкрана «Прямой линии с губернатором Н.Ю.Белых»:
Не спи, не спи, Никита!
Давай дури народ...
Разбитое корыто
Недолго проплывёт.
Соскучившись по виртуальному общению, взял да и перепостил сей стишок со скромной припиской в свете летних событий нынешнего года: «Не Мессинг, но предсказал». И в ответ получил: «Да ничего ты не предсказал!! Давай, добавь своё не самое мощное словцо в сонм жаждущих повякать на теперь негубернатора. Как-то фу... пошло».
Я от такого даже «как-то фу...» растерялся. И ответил на удивление вежливо: «Что мне спорить! Кому надо, могут открыть подшивки журнала «Деловая Вятка» с моим «не самым мощным словцом» за всё годы правления этой залётной шоблы». Пикантность в том, что так «мощно» попрекнула меня ... Антонина Тихомирова. Мне и отвечать ей не стоило - достаточно было процитировать давно «вякнутое».
РЕТРОСПЕКЦИЯ («ДВ» №53,2009)
«Персональная губернаторская телепрограмма называется почти по-русски - «New Life c Никитой Белых». Рад за Антонину Тихомирову, которая «после долгих лет скитаний» снова вырулила на VIP-магистраль.... Но позвольте, Антонина, на правах человека когда-то (когда ваши авторские программы были не такими слащаво-приторными) бравшего у вас интервью для «ДВ», дать совет. Уж тогда и героя вашей «New Life» обозначьте в стиле программы - Nikita».

Что тут сегодня добавить? Разве то, что весьма двусмысленное название тихомировской программы «Новая жизнь с Никитой Белых» звучит «как-то фу... пошло».
Резкий тон тихомировского коммента на мой стишок обусловлен как её гражданской позицией (которые у нас противоположны), так и особенностями её резкого характера (в чём мы схожи). Так, в опросе «АиФ» от 25 июня после ареста Белых Александр Галицких отказался от комментариев («Это шок»), а Владимир Быков как генерал-стратег, помня об обходах с фланга, выжидающе маневрировал: «Я думаю, мы не будем торопиться и давать какие-то оценки этому делу. Давайте дождемся решения суда, рассмотрения этого дела, а потом уже начнем принимать какие-то решения». А Тихомирова бросилась в бой с шашкой наголо: «Подстава. Уверена. Как ещё можно было убрать человека, который однозначно шёл на следующий срок?! Без вменяемых конкурентов? Только вот так - мерзко, грязно. И задорого». Я так думаю, что на срок он шёл давно, а честного человека подставить не так просто. Но искренность порыва Антонины мне импонирует больше, чем молчание онемевших со страху.
РЕТРОСПЕКЦИЯ («ДВ» №96, 2014)
«Можно по старой закоренелой привычке («как волка ни корми...») сохранять верность прежним идеалам и выражать поддержку друзьям-оппозиционерам. Но тогда надо честно отказаться быть составной частью той государственной власти, против которой борются друзья. И если не видишь ничего предосудительного в гей-параде на подвластной территории, то не стой тогда со свечой в православном храме , да ещё неумело крестясь на Лик Спасителя. Господь всё видит. Да и более толерантный, но непосредственный начальник - тоже. Одно дело намереваться открыть в Кирове дом-музей Ельцина, боясь, что его роль в истории неблагодарные «дорогие россияне» «осознают нескоро». (А я боюсь - не спалили бы). Другое - заработать народное звание «вашингтонского обкома».


Я всегда старался избегать пререканий с истерично озабоченными своим положением в свете, в том числе медийном, дамочками. Прекрасно понимая всю бессмысленность подобного спора. Но тут я просто обязан встрясть. Чтобы расставить все точки. И запяточки. А начну, ещё раз повторив то, в чём давно убедился. Антонина Тихомирова при всей её непредсказуемой амбициозности - настоящий журналист, профессионал высокого класса. Понимаю, что у неё своя благодарная тусовка и в моих оценках она не нуждается. Говорю об этом, чтобы объяснить, почему я безусловно отделяю Тихомирову от легиона «работников пера и топора» , которые гурьбой и наперебой, но отнюдь не по-Маяковскому «вылизывали шершавым языком плаката» любые «плевки» в сторону либерал-губернатора. Блюдя жёстко заданный его свитой имидж прогрессиста, дерзко (вспомните газетный заголовок «Наполеоновские планы губернатора») выводящего депрессивную область на путь этого самого прогресса. В телепрограммах Антонины о губернаторе Белых при личном пиетете к «молодому амбициозному руководителю» (может, их склонность к гламуру роднила?) всё же не было подобострастия, свойственного легиону как местечковых, так и завезённых в обозе писак и «съёмщиков». Тем более, что в глубины его «новой политики», уже тогда сулящей грядущие катастрофические последствия, телеведущая предпочитала не вдаваться. И её отношение к герою «New Life» (как бы оно ни расходилось с другими, не такими позитивными мнениями о новой власти многих телезрителей) было сугубо авторским, личностным, а не продиктованным свыше. Представляю, куда послала бы Антонина «шестёрку Борюсика и других властных упырьков» (цитата из блоггера Сергея Косолапова), посмей они бесцеремонно диктовать ей, как следует писать, в смысле - вести телепередачу о губернаторе. Да и «Борюсик» вряд ли был бы с ней таким смелым, как был он смел, когда смел вместе с Никитой Белых «убивать свободу слова» (опять цитата - и всё оттуда же). Чтоб не опошлять разговор о журналисте Тихомировой чужими откровениями, лучше сам откровенно признаюсь в том, что принципиально и резко расходясь с ней во многих оценках и мнениях (было дело, мы даже пикировались в местном медийном пространстве, освежая его своими телевизионно-печатными контр-выпадами), мы сходились во взглядах на журналистику. Я в своих многолетних обзорах СМИ, она в телеэфире или, к примеру, на журнальных страницах («ТДТ» №44-45, 2004 г.): «Нужно любить то, чем занимаешься. Любить своего читателя. И любить, а главное уважать, слово. Потому что им можно как убить, так и вылечить».

Замутили шухер

Сейчас постараюсь объяснить, почему меня на «феню» потянуло. Но сначала переведу заголовок для не мотавших срок законопослушных граждан. По завалявшемуся у меня с давних пор словарю уголовных жаргонов. Замутить - сбить с толку; усложнить, накалить обстановку. Шухер - скандал, ссора. Ну и ещё одно значение последнего - сигнал или состояние опасности. С детства помню, как мелкая шпана разбегалась врассыпную при этом истошном крике. Но речь поведу не о мелкой шпане, а как бы наоборот - о крупных представителях «четвёртой власти».
Их - редакторов областных СМИ - собрал на разговор 7 декабря врио губернатора Кировской области Игорь Васильев. И помимо всего прочего предложил: давайте освободим информационное поле области от Навального. Я Васильева не только вполне понимаю, но именно в этом совершенно с ним согласен. Во время предвыборной компании Белых 2014 года одна избирательница на Первом городском телеканале выразила свою заветную мечту, тесно увязав её с личностью кандидата в губернаторы: «Хотелось бы, чтобы все знали про нашу область, чтоб её имя было на слуху у всех». Сбыта мечт не заставила себя долго ждать: отъезд Марии Гайдар на госслужбу в Украину и её отказ от российского гражданства, суды-пересуды по «Кировлесу»» и наконец арест губернатора Белых сотрясали не только российский слух. Вы такой славы хотели?! А если и нет, всё равно получите и распишитесь! Вот и расписались: наши кильки в томате потянулись за заезжими акулами пера, заполонив местные СМИ жалкими потягушками за «Дождём» и всякими прочими бибиси. Мне после чистых вятских просторов в такой атмосфере душно и погано. Да ещё не только из-за нравственного отторжения, но и по причине элементарной безвкусицы подобной журналистской «палёнки» - подташнивает. Вот и тут слова врио некоторые, даже не приглашавшиеся на встречу, а от обиды ещё более красноречиво креативные, начали просто перевирать и интерпретировать в извращённом виде. Но причём тут журналистика?
Кто-то уверен, что во всём виноват «серьезный стресс, который пережил регион, всё общество Кировской области в связи с арестом предыдущего губернатора Никиты Юрьевича Белых»... За «всё общество», конечно, не скажу, но мы с Васей испытали вовсе не стресс, а чувство глубокого удовлетворения. Для тех же, кто был повязан с предводителем бан... команды гастролёров, пожалуй, стресс был действительно ощутим. И для СМИ, не без выгод вписавшихся в «систему взаимоотношений с властью» , или, если грубее, но точнее, лёгших под власть. И для журналистов, которые «понимали своё место». А вот я вместе с моими коллегами по журналу «Деловая Вятка» и его издателем не желал понимать и пёр внаглую поперёк сложившейся «определённой системы», по сути бросая ей прямой вызов.
РЕТРОСПЕКЦИЯ («ДВ» №56, 2010)
«Нас пытались судом припугнуть. 28 февраля в программе «Точка зрения» «9 канала» глава ДИР, для приличия пораспинавшись о том, что «равноправия, честности и активности губернатор ждёт от СМИ», перешла к «случаям, когда смелость переходит грань»: «Один журнал опубликовал материал, не соответствующий действительности... Посмотрим, если есть юридические основания, будем подавать в суд». Вы и этот материал посмотрите «на предмет оснований».


Оказывается, на некоторых, не жаловавшихся ранее на встроенность в «систему взаимоотношений с властью», стресс подействовал не сразу. Как на Юлию Шевцову, принявшую факел почти олимпийского огня от «легендарного редактора свободной газеты для свободных людей». Может, потому, что куда большим стрессом стало для неё решение собственника (в запутанные юридические подробности самой тяжбы о правах на собственность «Вятского наблюдателя» не собираюсь вдаваться) отстранить Шевцову от должности директора и главреда. Именно этот стресс весьма сообразительную воспитанницу Бачинина, впитавшую его провокативную психологию («пора играть жертву») и подвИг на пОдвиг. Ведь именно так, не скупясь на эпитеты о смелости и принципиальности, оценили её «шокирующие признания» некоторые коллеги в борьбе за независимость СМИ. Пытался я несколько раз досмотреть до конца не слишком качественную запись из дискуссионного клуба «Вечерний». И не смог. Не потому что дискуссии не было. А немножко противно стало. И даже несколько обидно. Но, разумеется, не за вытащенных на свет «властных упырьков». За серьёзного мужика, дерзкого борца с «белыховщиной» Сергея Косолапова, с которым мы были на одной стороне в обличении, к примеру, липовой «общественной» прогубернаторской палаты и её верного (опять же - губернатору) секретаря. Откуда в его сетевом материале «Как Никита Белых убивал свободу слова: шокирующие признания от Юли Шевцовой» такая целомудренная наивность в оценках?! «Думаю, что коллектив ВН совершил настоящий подвиг и сейчас прямо на наших глазах творит историю первого и единственного пока в нашей области независимого СМИ». «Прямо сейчас» - это на... пятый день после отставки Борюсика. Как там, памятное с детства: «Неужели в самом деле все качели погорели?!!» Неужели (цитирую уж не помню откуда, но после того, как): «Будучи зампредом, именно Веснин рьяно боролся с непокорным «Наблюдателем» за «чистоту информации»: запрещались любые публикации, кроме бравурных, в отношении самого Белых, его многочисленных соратников, подчиненных, друзей и «кредиторов» — и даже держал в штате сотрудницу, которая еженедельно вычитывала все подготовленные для печати материалы».  Неужели в самом деле «многие из собравшихся были в шоке и не могли поверить в то, как низко мог опуститься вчерашний «разрыватель рубах» за свободу слова и либеральные ценности». Не подобное ли коллективное «не могу поверить» и помогало «Никите, его шестёрке Борюсику и другим властным упырькам» так долго дурить народ вятский. Не всех, правда. Я, старый и битый, так сразу понимал «ху из ху». И мне дозволяли писать об этом. В своём СМИ. В непокорной без всяких кавычек, и в так и не покорённой «Деловой Вятке». Может, кто-то определит насколько наш журнал менее независим «самого независимого СМИ»?! Кого-то «Борюсик» лишал свободы слова, а мы его - Борюсика - самого сразу слова лишили.
РЕТРОСПЕКЦИЯ («ДВ» №56, март 2010) «Журнал «Деловая Вятка» уже зачислили в «недружественные издания», в день заседания ОЗС на милицейском посту «здания N1» тормознули свежий номер, пытаясь не допустить его к депутатам. А вот как понимает свободу слова самый демократичный секретарь самого демократичного губернатора (цитирую фрагмент его сетевого общения с редакцией): «Вы планируете прислать нам интервью на авторизацию?» - «Думаем, нет смысла..., интервью уже напечатано и журнал вышел в свет». - «Я считаю это неуважением, нарушением элементарных норм этики и непрофессионализмом со стороны вашего издания». - «Мы решили выпустить его горячим. Если хочешь, спустись на второй этаж в правительстве, там ещё остались журналы». - «Считаю общение в таком формате законченным». Вежливые мои коллеги. Я бы просто послал... Ещё один наглядный пример вырождения псевдодемократии».

И ещё о независимости. В своё время я даже краткий стилистический разбор сделал того, как «наблюдатели» грубо и примитивно «мочили» инициатора вотума недоверия губернатору Белых депутата ОЗС Валерия Крепостнова в анонимном опусе («ВН» №14, 5 апреля 2013 г.). У газетчиков принято считать так: если автор статьи не указан, значит это редакторский материал, выражающий позицию издания. Запоздалые «шокирующие признания» post factum (после сделанного) похожи на публичное самораздевание. «Это не мы сделали, это нас принудили напечатать властные упырьки!» Так не якшайтесь с нечистой силой.
РЕТРОСПЕКЦИЯ («ДВ» №88,2013)
«Соратница Бачинина Вера Якубович в ещё «добелыховскую пору» печатно (да и непечатно - сам слышал) обвинила «Наблюдатель» в том, что он «продался власти». Публикация на страницах уже оставшейся без отца-основателя газеты «Ещё на плаву, но с креном на корму» засвидетельствовала эту данность в прямом и переносном смысле. Кондовость этой бездарной поделки не только в её заказном характере, но и в демонстрации «градуса ненависти» к «врагам губернатора».

Жизнь сама рассудила, кто на плаву, а кто даже не с креном, а с хреном. Пусть кое что и не тонет. Вычитал в Интернете, будто Борюсика намеревались «пригласить на работу в правительство Севастополя», и как-то тревожно стало за наш Черноморский флот. «Но разведка доложила точно» - и город русских моряков ни себя, ни флот не опозорил.

«Будет ли лучше? Вопрос...»

А информационное поле области… Дикое поле, бесплодное? Но ведь «несмотря на неблагоприятные погодные условия» пробивались на нём колючие побеги в смирновском «Вятском крае», в валенчуковском «Новом варианте», в противоречащем порой самому себе «Репортёре». Хотя журналистов, шедших врукопашную против превосходящих сил на этом «поле боя», по большому счёту было раз-два и обчёлся. Я да Коля (Николай Голиков - главный редактор павшей в неравной схватке «Вятской особой газеты»), да отчаянные одиночки-камикадзе в отдельных районах... Наши печатные прорывы к правде были заклеймены как «накаты» и подверглись (не единожды!) публичному «разоблачению».
РЕТРОСПЕКЦИЯ («ДВ» №64,2011)
«Спасая незапятнанную честь реформатора Гайдар М.Е., тут же подсуетились «правительственные вестники», подкатив в своей рубрике «Полный контакт» («Вести.Вятка») вопрос губернатору, чистый и наивный, как слеза ребёнка: «Никита Юрьевич, пошла какая-то волна накатов на вашего заместителя Марию Гайдар - дескать, её работа негативно влияет на областную систему здравоохранения ... Что вы думаете по этому поводу?» Губернатор так думал и ответствовал: «Очень большой вопрос: насколько такие «накаты» отражают реальные настроения людей, а насколько обусловлены чьими-то интересами. Могу сказать, что на данный момент все проводимые социсследования не фиксируют роста негативных настроений...» И тут же подкрепил «социсследования» заявлением на своём блоге о том, что «не видит оснований» для увольнения Марии Гайдар». Ну не видит человек. А другие видят. Сейчас у нас полная свобода зрений».


Однако вернёмся к тому, что на виду и на слуху сегодня.  Журналистская стезя Шевцовой... может повторить мою: из редакции «Вятского наблюдателя» - в пресс-секретари губернатора. Так, возможно, и не зря задавала она молодым журналистам вопрос: «Как нам вырастить второго Фокина?» Хотя, прочитав об этом, я тогда ответил: зачем второй, когда ещё первый жив?!! Завершу же этот неоконченный детектив тоже вопросом. Юлиным. Из её ответа в уже упомянутом опросе «АиФ»: «Кто придет вместо Белых? Будет очередной варяг. Будет ли лучше? -Вопрос».

Имидж или репутация?

Вот и схлынула мутная пена,
крупный мусор с собой унося,
и остались в грязи по колена
пресмыкающиеся...
Вырвалось как-то само собой, после всех известий о том, кто из апологетов либеральной перезагрузки неправильного вятского менталитета успел отскочить и смылся. Но дальше не сочинилось. Да и зачем? Особенно так категорично. Особенно про обслуживающий персонал. Ведь журналистика, как многие полагают, дело подневольное. И, как танки, грязи не боится.
РЕТРОСПЕКЦИЯ («ДВ» №64, 2011)
«Есть и остаётся даже в наши перевёрнутые времена такое понятие, как «репутация журналиста». И когда я увидел 29 января в программе ГТРК «Вятка» интервью Марии Гайдар, мне стало просто до боли сердечной обидно за Вятку (не за ГТРК, а за родину свою). Подобного подобострастия не припомню даже во времена советско-партийного агитпропа. Такими восторженно-умильными интонациями обслюнявили телеэкран, называя Марию Егоровну «олицетворением современных либеральных идей», что казалось, вот сейчас ведущие встанут на задние лапки и ласково замахают хвостиками. Тьфу!!!»


Больше «плеваться» не буду. Хотя мог бы привести (и приводил в своих регулярных когда-то обзорах СМИ) множество подобных «взаимоотношений прессы с властью» аж до экстаза, а у кого-то, не исключаю, и до оргазма. Хамлю? Да что вы! Вон какой гороскоп составили на 8 Марта и в самой тиражной газете области «PRO город» напечатали: «Мария Гайдар - политик (Весы): «Вам прописан секс. Это - приятное и естественное средство от бессонницы и скуки». Хотя Мария здесь всё равно скучала. И рвалась куда-то. И дорвалась наконец. ..

P.S. Как там сейчас в моей вятской глубинке - в Разбойном Бору?. Всё ли ладком? В нынешний разлив друг Василий где-то небольшой плотик выловил и персонально мне для рыбалки приспособил. А перед самым ледоставом вытащил на высокое место и закрепил, чтоб новым половодьем не смыло. Есть, выходит, (в отличие от футболистов ) «мотивация» - до весны дотянуть. Бог даст, в конце апреля доберусь по непроезжей дороге до братовой избы на улице Лесной «и буду жить в своём народе».
А в День Победы сяду с Василием к костерку у пошедшей уже на убыль, но ещё такой широкой и вольной Вятки, откину костыли на первую жадно пробивающуюся к солнышку травку. И под кое-что вякну от души по-вятски: «За тя, за мя, за хрен с имя!» Кака така «свобода слова»?! Ведь впереди без газет и местных теленовостей целых пять месяцев настоящей свободы.
Впрочем, это уже - дело сугубо личное.

Tags: Валерий Фокин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments